Лингвистический энциклопедический словарь

Историогра́фия лингви́стики

(история лингвистических учений) — направление исследований, посвященных развитию знаний о языке в истории науки и культуры, теоретическому осмыслению этого развития, анализу теорий и концепций генезиса лингвистической мысли в целом, а также в её отдельных аспектах, традициях, течениях, направлениях, разделах и школах. Историография лингвистики иногда определяется терми­ном «история языко­зна­ния», который, по сути, обозначает сам процесс развития знаний о языке.

Начиная с античности появлялись работы историо­гра­фи­че­ско­го характера в области грамматики, поэтики, риторики и других филологических дисциплин. Однако возникновение научной историо­гра­фии лингвистики относится к 19 — началу 20 вв., когда были созданы работы, стремившиеся осмыслить и охватить процесс развития науки о языке в целом, дать её периодизацию и выделить основные тенденции в развитии лингвистической мысли. Одна из первых работ такого рода — «История языко­ве­де­ния до конца XIX в.» В. Томсена (1902, рус. пер. 1938). Формированию историо­гра­фии лингвистики способствовали исследования по истории лингвистики в отдельных странах и ареалах.

В становлении историо­гра­фии лингвистики можно выделить основные этапы, связанные с господ­ству­ю­щи­ми в то или иное время взглядами на развитие науки о языке. Так, в конце 19 — начале 20 вв. преобладала концепция, согласно которой возникновение языко­зна­ния как науки относилось к 19 в.; следствием этой концепции, связывавшей рождение языко­зна­ния со сравнительно-историческим языко­зна­ни­ем, было отрица­тель­ное отношение к науке о языке до начала 19 в., в частности к «универсаль­ным грамматикам» (см. Универсальные грамматики) и логическому направлению в целом.

До начала 60‑х гг. 20 в. в исследованиях по историо­гра­фии лингвистики наиболее распро­стра­нён­ным являлось весьма беглое рассмотрение науки о языке до начала 19 в. и относительно подробное изложе­ние истории языко­зна­ния 19 и 20 вв. С появлением и развитием школ структурализма (см. Структур­ная лингвистика) в языко­зна­нии усилилось внимание к синхронно-сопоставительному изучению языков, что заставило искать в прошлом примеры синхронно-сопоставительных штудий и проявлять к ним преиму­ще­ствен­ный интерес. На этом строится, в частности, концепция Ф. де Соссюра о трёх последовательных фазах развития лингвистики: «грамматическая» фаза, когда преиму­ще­ствен­ное внимание уделялось нормативному описанию языков; «филологическая» фаза, когда преиму­ще­ствен­ное внимание уделялось толкованию и комментированию текстов; фаза сравнительно-исторического языко­зна­ния.

Современная историо­гра­фия лингвистики в СССР и за рубежом пытается преодолеть одно­сто­рон­ность взглядов на развитие науки о языке: она стремится изучать историю языко­зна­ния в каждый из периодов как систему представлений, идей и методов, отражающих потребности исследуемой эпохи, её философ­ские взгляды, общий уровень развития науки и культуры и т. д. В связи с этим современная историо­гра­фия лингвистики выдвинула на первый план вопросы методологического характера, в первую очередь вопрос об объекте историо­гра­фии лингвистики и основных принципах описания процес­са развития знания о языке. Совре­мен­ная историо­гра­фия лингвистики осознаёт свою тесную связь с теорией языка; она персонифицирует теории языка, существовавшие в истории, выделяет традиции, школы и направления в языко­зна­нии, даёт его периодизацию и выдвигает концепции развития языко­зна­ния как науки, критически анализируя труды предшест­вен­ни­ков. Историография лингвистики тесно связана с науковедением и историей науки. Разработка проблем генезиса лингви­сти­че­ской мысли, значения обществ, условий для развития знаний о языке, изучение существовавших в разное время взглядов на язык, его природу и происхождение невозможны без обращения к общим проблемам генезиса науки, к роли общественных условий в её развитии, а также — к вопросам природы и системы научного мировоззрения. Разработка и решение этих проблем во многом зависят от исходных философ­ских и методологических посылок исследований по историо­гра­фии лингвистики.

Для марксистской историо­гра­фии лингвистики исключительную важность имеет разрабо­тан­ное К. Марксом и Ф. Энгельсом положение о диалектическом единстве логического и истори­че­ско­го в процессе познания. В изучении истории лингвистики марксистская наука опирается на учение о диалектике движения мысли и её форм к объективной истине, разработанное Марксом. Марксистская историо­гра­фия лингвистики опирается на представ­ле­ние о непрерывности развития знания, которая диалектически связана с неравномерностью, что позволяет говорить о «классических формах» знания (Энгельс), когда «исторический процесс рассма­три­ва­ет­ся в той точке его развития, где процесс достигает полной зрелости» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 13, с. 497).

Советская историо­гра­фия стремится подходить к анализу материала с позиций марксист­ско­го науковедения. Основные аспекты исследования в советской историо­гра­фии лингвистики следующие: 1) выяснение социальной основы лингвистического познания на каждом этапе его развития (например, обусловленность круга интересов языковедов задачами общественно-языковой практики, связь принци­пов описания языка в ту или иную эпоху с периодом в развитии языка, история литературных языков и их нормирование как отражение эволюции обще­миро­воз­зрен­че­ских категорий, определение социальных функций языковедения в разные эпохи (например, осуществление языковой политики, регулирование социальной базы литературных языков, социальная оценка механизмов языкового варьирования); 2) изучение теоретико-методологических принци­пов, характеризующих различные традиции, направления и школы в языко­зна­нии, изучение изменения структуры знания о языке, анализ связей языко­зна­ния с филосо­фи­ей, социологией, естественно-научными теориями на разных этапах развития науки о языке; 3) исследование внутренней логики развития знаний о языке и проблем прогресса в лингви­сти­че­ском знании. Историография лингвистики тесно связана с лингви­сти­че­ским источниковедением.

Историография лингвистики является одной из интенсивно развивающихся областей зарубеж­но­го языко­зна­ния. Современная зарубежная историо­гра­фия лингвистики уделяет значительное внимание анализу забытых или малоизвестных источников, переосмыслению традиционных взглядов на уже известные источники с различных философ­ских и методологических позиций, но особенно пристальное внимание уделяется разработке общих философ­ских методологических основ историо­гра­фии лингви­сти­ки. На базе такого рода исследований, содержащих различные концептуальные построения в области историко-лингвистического науковедения, возник ряд направлений в зарубежной историо­гра­фии лингвистики; наиболее распространены так называемые парадигматическое и эпистемологическое направления. Первое из них, широко распространённое в англоязычных странах и ряде других стран Западной Европы, использует в описании процесса развития науки о языке понятие «парадигма науки», разработанное в книге Т. Куна «Структура научных революций» (1962, рус. пер. 1975). Понятие парадигмы науки как доминирующей формы научного мышления и его категориального строя на определённом этапе развития науки применяется в зарубежных и ряде советских работ по истории и теории языко­зна­ния (см., напри­мер, «Общую теорию сравнительного языко­зна­ния» Э. А. Макаева, 1977). Проблемы описания процесса развития науки о языке с приме­не­ни­ем понятий «парадигма», «научное сообщество», «нормальная наука», «интеллектуальный климат» эпохи обсуждались в таких трудах по историо­гра­фии лингвистики, как «Historiography of linguistics» (1975), «History of linguistic thought and contemporary linguistics» (1976). Эти проблемы дискутируются и в работах советских языковедов. Отмечая определённые операциональные удобства применения понятий «парадигма», «интеллектуальный климат» и т. п. к освещению процессов разви­тия науки, совет­ские учёные подчёрки­ва­ют ряд слабых сторон концепции Куна в целом и по отноше­нию к историо­гра­фии лингвистики в частности. Процесс смены «парадигм» у Куна не направ­лен; он не проявляет интереса к внутренней логике развития науки, к проблемам преемственности и прогресса в научном познании, т. е. именно к тем проблемам, которые представляют преиму­ще­ствен­ный интерес для истории науки.

Уделяется внимание вопросам методологии гуманитарных наук, в т. ч. и языко­зна­ния, во Франции (напри­мер, теории Г. Башляра, М. П. Фуко и других). Теория истори­че­ско­го развития наук, или «истори­че­ская эпистемология», разрабо­тан­ная Фуко («Les mots et les choses», 1966, рус. пер. 1977, и «Archéologie du savoir», 1969), питается отразить исторически изменяющиеся структуры миро­вос­при­я­тия, или «призмы ви́дения» природных и социальных процессов, которые, по мнению Фуко, определяют возникновение и существование различных в разные исторические эпохи наук, теорий, гипотез. Эти призмы видения он называет «эпистемами». Основным фактором, форми­ру­ю­щим и упоря­до­чи­ва­ю­щим эпистему, является для Фуко соотношение «слов» и «вещей». Подходя в его концепции с позиций марксистской науковедческой критики, можно отметить, что Фуко абсолю­ти­зи­ру­ет «допонятий­ный уровень» человеческого мышления, считая отношение к действи­тель­но­сти первич­ным, заданным априор­но для каждой истори­че­ской эпохи. Момент смены эпистем для него немотивирован и абсолю­тен. Между эпистемами отсутствует преем­ствен­ность, что противо­ре­чит идее прогресса человеческого познания и диалектического движения мысли и её форм к объективной истине. Более того, сама объектив­ность научного познания действи­тель­но­сти ставится под сомнение.

Наиболее существенными достижениями названных направлений в историо­гра­фии лингви­сти­ки являют­ся системное описание знаний о языке в каждый из периодов развития языко­зна­ния, присталь­ное внимание к «интеллектуальному климату» прошлых эпох и попытка найти в прошлом ремини­сцен­ции современных научных течений. Выходит международный журнал «Historiographia linguistica» (1974—, 3 раза в год). В 1982 в Париже создано международное Общество истории и эпистемологии наук о языке, занимающееся теоретическими и практическими вопросами иссле­до­ва­ний в области разви­тия знаний о языке. Общество издаёт журнал «Histoire, épistémologie, langage» (1982—, 2 раза в год).

Всё большее внимание советских языковедов привлекает проблема методологии изучения истории языко­зна­ния (Н. А. Слюсарева, С. А. Ромашко и другие). Поставлены проблемы созда­ния теории историко-лингвистического процесса, разработки понятийного и концепту­аль­но­го аппарата историо­гра­фии лингвистики. Эта область выделяется в самостоятельное направление исследований, полу­чив­шее название «историологии науки о языке».

Н. Ю. Бокадорова.