Лингвистический энциклопедический словарь

На́хско-дагеста́нские языки́

(восточнокавказские языки) — одна из групп или ветвей кавказских (иберийско-кавказских) языков (некоторые учёные рассматривают нахские и дагестанские языки как отдельные группы). Распро­стра­не­ны на территории Чечено-Ингушской АССР, Дагестанской АССР, в сопредельных районах Азербай­джан­ской ССР, а также в некоторых местностях Грузинской ССР и в Турции. Общее число говорящих свыше 2,3 млн. чел. Н.‑д. я. насчитывают 29 языков и распадаются на 5 или 6 подгрупп: нахские языки и называемые дагестанскими — аваро-андо-цезские языки, лакско-даргинские языки (лакский и даргин­ский языки нередко счита­ют­ся само­сто­я­тель­ны­ми подгруп­па­ми), лезгинские языки (из числа последних в отдельную подгруппу часто выделяют хиналуг­ский язык).

Фонетический строй характеризуется умеренным развитием вокализма (3—10 гласных) и сложно­стью консонантизма (35—45 согласных). Аллофоническое варьирование фонем незначи­тель­но. В рядах смычных и аффрикат — троичная система противопоставлений в составе звонкого, придыхательного и абруптивного членов (есть и четырёхчленная), в рядах спирантов — бинарная система в составе звонкого и глухого. Широко представлены задние артикуляции. Нередки серии лабиали­зо­ван­ных и латеральных согласных. Различия вокализма по долготе не характерны. В ряде языков имеются назализованные, умлаути­зо­ван­ные и фарингали­зо­ван­ные гласные. Лишь в единич­ных языках число гласных (с дополни­тель­ны­ми признаками) достигает 15—20. Основные модели фонологической структу­ры именных основ CVC и CVCVC, глагольных — CV и CVC. Скопления согласных, как правило, не встречаются (кроме нахских и некоторых лезгинских языков). Ударение в слове слабое динамическое, разноместное и подчинено фразовому; в ряде языков, по-видимому, осложнено тоновыми различиями.

Морфологический тип агглютинативный с умеренной степенью синтетизма слова. Основные граммати­че­ские средства — аффиксация, редупликация основы, а также нестрогая система былых аблаутных чередований. Суффиксальный строй преобладает над префиксальным. Развиты именная и глагольная морфология. Существительное различает морфологические категории числа и падежа (с окаменелыми, как правило, классными показателями). В Н.‑д. я. исключи­тель­но богата падежная парадигма, за счёт присоединения к абстрактным падежам нескольких серий локативных. Имеются послелоги. В ряде языков большое количество формативов множественного числа. Глаголу присущи морфологические категории класса, аспекта, времени и наклонения. Непереходный глагол обладает субъектным спряжением, переходный — объектным или субъектно-объектным. В большинстве Н.‑д. я. налицо классный принцип спряжения. Личное спряжение получило развитие лишь в бацбийском, лакском, даргинском, табасаранском и удинском языках. Исторически темпоральные градации глагола возрастают с утратой аспектуальных. Различаются его синтетические и аналитические формы. Прилага­тель­ные в роли определения чаще не изменяются, за исключением прилагательных с классным показателем. В числительных есть как десятеричная, так и двадцатеричная системы. Местоимения отражают развитый дейксис. В 1‑м лице множественного числа обычна корреляция инклюзива и эксклюзива.

Синтаксический строй характеризуется эргативной типологией предложения с некоторыми отклоне­ни­я­ми к номинативности. Есть также и аффективная конструкция. Стилистически нейтраль­ный слово­по­ря­док в предложении SOV нередко допускает инверсию. Определение предшествует определяемому. Развито как простое, так и сложное предло­же­ние (в составе простого возможен абсолютивный оборот). Наличие сложноподчинённого предложения призна­ёт­ся не всеми иссле­до­ва­те­ля­ми. Основные способы синтаксической связи членов предложения — управление и примыкание. Глагол-сказуемое — органи­зу­ю­щий центр предложения. Различаются 2 вида сказуемого — в главном предложении (преиму­ще­ствен­но спрягаемые формы) и в придаточном (причастия и деепричастия в позиции предиката и некоторые другие формы, маркированные суффиксами-союзами).

Словообразование (главным образом средствами аффиксации) представлено сравнительно слабо. Глагольное словообразование уступает в развитии именному. Значителен удельный вес слово­сло­же­ния.

Основу словаря Н.‑д. я. образуют исконный фонд и производные от него лексемы. Характер­ная черта лексической структуры большинства Н.‑д. я. — наличие именных классов (чаще всего различа­ют­ся 4—6 классов, например в единственном числе классы мужчин, женщин, вещей), утраченных ныне лишь в нескольких языках. Заимствования из арабского, персидского и тюркских языков. В Н.‑д. я. много русизмов.

С 1938 чеченский, ингушский, аварский, лакский, даргинский, лезгинский и табасаран­ский языки имеют письменность на основе русской графики. С 1921—38 существовала письменность на латинской графической основе, до 1921 использовался арабский алфавит. Предполагается наличие в 5—8 вв. оригинальной письменности на удинском языке.

Г. А. Климов, С. М. Хайдаков.