Лингвистический энциклопедический словарь

Китаи́стика

(синология) — в широком смысле: комплекс наук, изучающих историю, экономику, политику, филосо­фию, язык, литературу и культуру Китая; в узком смысле — раздел языкознания, изуча­ю­щий китай­ский язык и китайское письмо, китайское языкознание. В России и других европейских странах зароди­лась на рубеже 18—19 вв., несколько позднее — в Японии с появлением первых словарей и грамматик китайского языка. В самом Китае изучение китайского языка в собственно грамматическом плане началось с конца 19 в., с опубликования в 1898 грамматики Ма Цзяньчжуна «Маши вэньтун» {馬建忠 : 馬氏文通}. До этого в Китае язык и письмо изучались в рамках традици­он­ной филологии (см. Китайская языковедческая традиция). Основное внима­ние уделя­лось фонетике (устрой­ство слога, тоны, рифмы и т. д.), иероглифике (типы и виды иероглифов), диалектам (диалектные словари), объяс­не­нию служебных слов и толкованию текстов. Несмотря на отсутствие в китайской традиции собствен­но грамматических теорий, китайские филологи вырабо­та­ли ряд грамматических понятий, исполь­зо­вав­ших­ся при объяснении и комментировании текстов. К ним относятся понятия «пустых» и «полных» слов (служебные и вещественные слова), «живых» (подвижных) и «мёртвых» (неподвижных) слов, приблизительно соответ­ству­ю­щих глаголам и именам, понятия единиц «цзы» и «цзюй» . Первое понятие есть простая единица, обладающая значением, которой в звуковом отношении соответствует слог, а на письме — иероглиф. Единица «цзы» примерно соответствует понятиям «простое одно­слож­ное слово» и «морфема». Единица «цзюй» соответствует предложению. При анализе строения слога приме­ня­лась хорошо разрабо­тан­ная терминология.

В истории изучения китайского языка за пределами Китая выделяются три подхода, которые в целом следуют друг за другом во времени, но соответствующие точки зрения обсуждаются и в наши дни. Первый подход, господствовавший в 19 в., характеризовался переносом на китайский язык в грамматиках и описаниях категорий индоевропейских языков. В китайском языке находили склонение, личное спряжение, роды и другие не свойственные ему категории. Это связано с тем, что авторами первых грамматик и описаний китайского языка были преимущественно миссионеры, описывавшие его по образцу латинского и греческого языков. Второй подход (будучи реакцией на первый) характе­ри­зу­ет­ся полным отрицанием в китайском языке грамматических категорий и частей речи на том основа­нии, что в китайском языке не видели категорий, аналогичных категориям европейских языков. Наибо­лее полно этот подход выразился в работах А. Масперо, указавшего в 1934 на три якобы главные особенности китайского языка: неизменяемость слов, отсутствие всех грамматических категорий и частей речи. Третий подход характерен для совре­мен­ной китаистики, которая развивается, преодо­ле­вая крайности двух названных подходов, и стремится рассматривать китайский язык в его специфике, с присущими ему особенностями и категориями, соизмеряя его с другими языками.

Китаистика представлена в большинстве стран Европы. Основные направления исследований: фонети­ка и фонология, историческая фонетика и реконструкции древнего звукового облика китайского языка, история языка, диалектология, лексикология и лексикография, древне­ки­тай­ский язык и совре­мен­ный китайский язык, после 1949 преиму­ще­ствен­но грамматика. Наибольшие дости­же­ния отмече­ны в исторической фонетике и реконструкции (Масперо, Франция; Б. Карлгрен, Н. Малмквист, Швеция; У. Саймон, Г. Б. Даунер, Велико­бри­та­ния; Э. Дж. Пуллибланк, Велико­бри­та­ния, позже Канада; Б. Чонгор, Венгрия, и другие). Особое значение имеют работы Карлгрена, реконстру­и­ро­вав­ше­го сначала звучания китайского языка 6 в. н. э. («Analytic Dictionary of Chinese and Sino-Japanese», 1923), а затем — 6 в. до н. э. («Grammata Serica», 1940). Эту проблематику позднее развивали многие учёные разных стран, в т. ч. СССР, США, Канады и Китая. Широко известны диалектологические исследования (Карлгрен; С. Эгерод, Дания, и другие); грамматические исследования содержатся в работах Ж. П. Абель-Ремюза, С. Жюльена, М. Базена (19 в.), А. Н. Рыгалова, В. Альтон (20 в.) во Франции; Х. Г. К. фон дер Габеленца (19 в.) в Германии; К. Кадена (20 в.) в ГДР; М. А. К. Халлидея (20 в.), Дж. В. Мюллера (20 в.) в Великобритании; Ж. Мюлли (20 в.) в Бельгии; Я. Хмелевского (20 в.) в ПНР; Я. Прушека (20 в.), Я. Калоусковой (20 в.) в ЧССР; М. Е. Кюнстлера (20 в.) в ПНР (древне­ки­тай­ский язык).

Реконструкции древнего звукового облика китайского языка, выявившие стечение согласных в начале слов и разнообразные конечнослоговые, дали основания для гипотез о наличии в древне­ки­тай­ском языке остатков древнейшей морфологической системы, во многом отличной от совре­мен­ной (консо­нант­ная аффиксация, нарушения морфологической значимости слого­де­ле­ния, чередо­ва­ние звуков и тонов).

По направлению исследований с европейской китаистикой тесно связана китаистика США и Канады. Крупный вклад в китаистику внесли Чжао Юаньжэнь 趙元任 (историческая фонетика, диалектология, грамматика), Ли Фангуй 李方桂 (историческая фонетика), известны работы Н. К. Бодмана (историческая фонетика), Дэн Шоусиня 鄧守信 (грамматика) и других. В Канаде серию значительных работ по древне­ки­тай­ско­му языку создал У. Добсон. В Австралии грамматические исследования по китайскому языку проводит Г. Саймон и другие.

С начала 20 в. в Китае началось интенсивное изучение китайского языка в грамматическом и собственно лингвистическом плане, до этого работа шла в основном в рамках традиционной китайской филологии. Китайские лингвисты испытали влияние разных лингвистических школ Европы и США. Основные направления исследований: грамматический строй, фонетика и фонология, историческая фонетика и реконструкция, лексикология и лексикография, диалекто­ло­гия и история языка, иеро­гли­фи­че­ское письмо и проблемы его реформирования. Особое место в китайской лингвистике занимает работа учёных по реформе (латинизации, романизации) китай­ско­го письма, активно развернувшаяся после «Движения 4 мая» 1919. К моменту провоз­гла­ше­ния КНР (1949) в Китае уже сложилась нацио­наль­ная школа языковедов, успешно работавших во всех областях изучения китайского языка и письма. После 1949 лингвистическая работа из чисто научных занятий превратилась в важную практи­че­скую деятельность в связи с необходимостью стандартизации и распространения в стране нацио­наль­но­го литературного языка путунхуа, которым к середине 20 в., по данным Ло Чанпея и Люй Шусяна, владело 70% населения (остальное население говорило на диалектах). Задача стандартизации китай­ско­го языка и подготовка к реформе письма стимулировали все направления исследований языка. В 50‑х гг. китайские лингвисты активно сотрудничали с советскими учёными и использовали теоре­ти­че­ские дости­же­ния советского языкознания.

«Культурная революция» резко затормозила лингвистическую работу, а также замедлила процесс распространения национального языка, так как в течение длительного времени не рабо­та­ли школы — главный канал распространения путунхуа.

Большой вклад в развитие китаистики в 20 в. внесли Ли Цзиньси 黎錦熙 (грамматика совре­мен­но­го китайского языка), Ян Шуда 楊樹達, Ян Боцзюнь 楊伯峻 (грамматика древне­ки­тай­ско­го языка), Хэ Жун 何融 (теория грамматики), У Юйчжан 吴玉章, Ни Хайшу 倪海曙 (латинизация китайского письма), Лу Чживэй 陸志韋 (грамматика, историческая фонетика), Ло Чанпэй 羅常培 (фонетика, диалекто­ло­гия, история языка), Ван Ли 王力 (история языка, грамматика, фонетика, историческая фонетика), Люй Шусян 呂叔湘 (грамматика), Чжу Дэси 朱德熙 (грамматика), Гао Минкай 高明凱, Цэнь Цисян 岑麒祥 (общая теория китайского языка), Фу Цзыдун 傅子東, Вэнь Лянь, Ху Фу (грамматика), Ли Жун 李榮 (диалекто­ло­гия, историческая фонетика, грамматика), Фу Маоцзи 傅懋勣 (языки народов Китая), Юань Цзяхуа 袁家驊 (диалектология), Чэнь Юань 陳原 (социо­лингви­сти­ка) и другие. Современная китай­ская наука призна­ёт в китайском языке части речи, морфо­ло­гию, грамматические категории, отрицает моно­сил­ла­бич­ность китайского языка.

Значительное развитие китаистика получила в Японии, где главное внимание уделялось и уделя­ет­ся фонетике, истории языка, диалектологии, исторической фонетике. Японские лингвисты (М. Хасимото 橋本万太郎, Т. Ота, И. Рай, Х. Хираяма 平山久雄, А. Тодо 藤堂明保) разрабатывают гипотезы о родственных связях китайского языка, в частности выдвигают гипотезу о родстве китайского языка с тайскими. Ряд работ посвящен вопросам грамматики китайского языка (М. Хасимото, А. Хасимото). Японские китаеведы составили серию китайско-японских словарей, самый большой из них — под редакцией Т. Морохаси {諸橋轍次 : 大漢和辞典}. Словарь Т. Кураиси {倉石武四郎 : 岩波中国語辞典} построен как словарь слов, а не иероглифов.

[Китаистика в России и СССР]

Русская и советская китаистика имеет давние традиции. Научное изучение китайского языка восхо­дит к работе Н. Я. Бичурина «Китайская грамматика» (1837). В 19 в. русские китаисты В. П. Васильев, С. М. Георгиевский и другие изучали иероглифическую письменность, В. М. Алексеев (1910) — фонети­ку китайского языка. В начале 20 в. появились работы по грамматике (П. С. Попов, П. П. Шмидт). В «Опыте мандаринской грамматики» Шмидта (1915) проводилась идея о наличии в китайском языке частей речи. В предреволюционный период в России были созданы крупные словари китайского языка (Палладий, Иннокентий).

Советская китаистика может быть подразделена на 3 периода: 1917—40, 40—60‑е гг., с 60‑х гг. до настоя­ще­го времени. Первый период характеризовался интересом к иероглифическому письму, латини­за­ции китайского письма, проблемам фонетики и диалектологии а также к вопросам грамма­ти­ки и лексикографии. К этому времени относятся работы А. И. Иванова и Е. Д. Поливанова («Грамма­ти­ка совре­мен­но­го китайского языка», 1930), В. М. Алексеева («Китайская иеро­гли­фи­че­ская письмен­ность и ее латинизация», 1932), Ю. В. Бунакова («Китайская письменность» 1940), А. А. Драгунова («Китайский язык», 1940), а также работы Ю. К. Шуцкого, А. Г. Шпринцина, Б. К. Пашкова и других. В этот период были заложены основы совре­мен­ной советской школы китаи­сти­ки. В области развития фонетики и фонологии, диалектологии, а также грамматики особую роль сыгра­ли труды Драгунова и Поливанова. В «Грамматике совре­мен­но­го китайского языка» Поливанов разра­бо­тал фонетическую теорию, предложив понятие слогофонемы, и заложил основы теории сложного слова, позднее развитые другими учёными. Драгунов и Е. И. Драгунова открыли группу диалектов сян. Ими же была предло­же­на новая теоретическая разработка частей речи (1937). Второй период характеризовался началом широкой подготовки научных кадров китаистов. Наибольшее внимание в этот период уделялось вопро­сам разработки грамматического строя китайского языка. В 1952 Н. И. Конрад в статье «О китайском языке» подверг критике теории о моносиллабизме, аморфности китай­ско­го языка и об отсутствии в нём грамматических категорий. В том же году Драгунов обосновал наличие в китайском языке частей речи, не прибегая к морфологическим критериям, а исходя только из синтаксических свойств слова. Работа Драгунова имеет важное значе­ние для изучения не только китайского языка, но, шире, вообще изолирующих языков. В 1946 И. М. Ошанин, развивая идеи Поливанова, разработал учение о типах сложных слов китайского языка. Вопросы грамматики совре­мен­но­го китайского и древне­ки­тай­ско­го языка получили освещение в трудах Н. Н. Короткова. Выходит ряд сборников и монографий по китай­ско­му языку (1957): «Практи­че­ская грамматика китайского языка» В. И. Горелова, «Очерки по совре­мен­но­му китайскому языку» В. М. Солнцева, «Предложение-подлежащее в совре­мен­ном китайском языке» М. К. Румянцева, «Катего­рия глагола в китайском языке» С. Е. Яхонтова, «Опыт китайско-русско­го фонетического словаря» Б. С. Исаенко.

В третий период развитие китаистики в СССР осуществляется по следующим направ­ле­ни­ям: общие вопросы строя китайского языка (Коротков, Ю. В. Рождественский, Солнцев, Н. В. Солнцева, Яхонтов), фонетика и фонология (Н. А. Алексахин, Т. П. Задоенко, Н. А. Спешнев, Румянцев, М. В. Софронов), грамматика (Горелов, А. М. Карапетянц, Коротков, А. Ф. Котова, И. С. Мельников, Румянцев, Рождественский, Солнцев, Солнцева, Софронов, Тань Аошуан, Н. И. Тяпкина, О. С. Фролова, А. И. Цыкин, Е. И. Шутова, С. Б. Янкивер), лексикологии (Горелов, И. Д. Кленин, А. Л. Семенас, В. Ф. Щичко, А. А. Хаматова), стилистика (Горелов, А. М. Котов), древний китайский язык (Т. Н. Никитина, М. В. Крюков, Яхонтов), история языка (И. С. Гуревич, И. Т. Зограф, Софронов, Крюков, Хуан Шуин), диалектология (Алексахин, И. Б. Астрахан, О. И. Завьялова, М. В. Соколов, Софронов, Ю. В. Новгородский, Янкивер, Яхонтов), проблемы реконструкции (Яхонтов, С. А. Старостин, И. И. Пейрос), проблемы машинного перевода (В. М. Жеребин, В. А. Воронин, А. А. Звонов, А. А. Ларин).

В 1984 завершилось издание «Большого китайско-русского словаря», т. 1—4, под редакци­ей И. М. Ошанина, — одного из крупнейших китайско-иностранных словарей мира (Госу­дар­ствен­ная премия СССР, 1986).

Для современной советской китаистики характерно признание в китайском языке грамматических категорий (в т. ч. категорий словообразования и словоизменения), сложных и производных (поли­сил­ла­бич­ных) слов и частей речи, различающихся набором грамматических признаков, характерен интерес к истории языка, исторической фонетике, грамматике, разви­ва­ет­ся диалектология и функциональная стилистика, а также лексикология и лексикография.

В. М. Солнцев.