Лингвистический энциклопедический словарь

Монго́льские языки́ —

группа языков монгольских народов. Общее число говорящих 6,5 млн. чел. Вопрос о включении этой группы в состав алтайских языков остаётся на уровне гипотезы. М. я. являются результатом развития диалектов некогда единого (до 16—17 вв.) монгольского языка, они делятся на: основные — собственно монгольский язык, бурятский язык, калмыцкий язык, и маргинальные — могольский (в Афганистане), дагурский (в Северо-Восточном Китае), монгорский, дунсянский, баоаньский и шира-югурский (в китайских провинциях Ганьсу и Цинхай). Для основных М. я. с 13 до начала 20 в. (калмыцкий язык — до середины 17 в.) употреблялся единый старописьменный монгольский язык, которым продолжают пользоваться во Внутренней Монголии (КНР). Маргинальные языки подверглись сильному влиянию иранских говоров, тибетского и китайского языков.

Основные М. я. фонологически — сингармонические, по грамматическому строю — суффиксаль­но-агглютинативные, синтетические. Гласные современных М. я. — различные рефлексы 4 древних задне­ряд­ных (а, о, у, ы) и 4 переднерядных [э, е, ү (ӱ), и] — в количественно-фонологическом отношении делятся на краткие, долгие и (отсутствующие в калмыцком языке) дифтонги. Согласные восходят к древним б, м, н, т, д, ч, дж, с, л, р, к, г (как и «к», с аллофонами заднеязычным и велярным), ң, а также (?) п, w, подвергшимся эволюционным изменениям. Существенные различия в фонетике между основными М. я.: диалекты Внутренней Монголии не имеют свистящих аффрикат ц, дз, существующих в прочих М. я. и диалектах. Собственно монгольский язык характе­ри­зу­ет­ся наличием аспирации сильных согласных и регрессивной диссимиляции начальных сильных, чего нет в других М. я. Калмыцкий язык имеет гласные о, ө, э только в 1‑м слоге, тогда как прочие М. я. характе­ри­зу­ют­ся лабиальной гармонией; кроме того, в этом языке имеются фонемы ә (типа финского ä), переднего ряда нижнего подъема, проточная ҕ (орфографически h) и смычная «г» (в прочих М. я. аллофоны одной согласной фонемы «г»). Бурятский язык имеет гортанный h (<с), отсутствуют аффрикаты ч (>ш), дж (>ж, з). Кроме того, в бурятском и многих собственно монгольских диалектах древний заднеязычный аллофон «к» отражается как спирант «х», но сохраняется в калмыцком языке и некоторых внутренне­мон­голь­ских диалектах. Все М. я. издавна отличаются тем, что в начале слова не встреча­ют­ся соглас­ные р, л (за немногими исключе­ни­я­ми) и, предвокально, ң; в конце слога звонкие согласные оглушают­ся (примерно как в русском языке); сильные согласные, аффрикаты дж (бурят. «ж»), дз (халх., но бурят. и калм. «з»), ч (ш), ц (халх., калм., но бурят. «с») не могут находиться в конце слога, если конечные гласные не выпадают; стечение согласных возможно лишь на стыке слогов. Отступления от изложенных норм могут быть только в заимствованных словах. В основных М. я. согласные (не все и не всегда) могут быть палатализованными и непалатализованными фонемами.

Основные М. я. грамматически очень близки друг другу. В этих языках традиционно выделяют те же части речи, что и в европейских. Но некоторые монголисты в категории имени выделяют имена предметные, в неопределительной позиции соответствующие, например, русским существительным, а в определительной — прилагательным (монг. темер бий ‘имеется железо’, но темер зам ‘железная дорога’), и имена качественные, соответ­ству­ю­щие русским существительным, качествен­ным прилага­тель­ным и наречиям образа действия (морины хурдан нь ‘быстрота лошади’, хурдан морь ‘быстрая лошадь’, хурдан явна ‘быстро идёт’).

Любое слово состоит из корня, словообразовательных и словоизменительных суффиксов. Корень может быть либо мёртвым (например, ца- < *ча- в словах цагаан ‘белый’, цасан ‘снег’, цайх ‘белеть’, ‘светать’), либо живым (например, гэр ‘юрта’, гар ‘выходи’). Живой корень служит базой слово­обра­зо­ва­ния и слово­из­ме­не­ния, мёртвый образует первичную грамматическую основу, принимая соответ­ству­ю­щие слово­обра­зо­ва­тель­ные суффиксы. От первичной основы могут образо­вы­вать­ся вторичные, третич­ные и т. д. основы с последо­ва­тель­ным рядом суффиксов: ажил ‘работа’, ажилчин ‘рабочий’, ажилла- ‘работать’, ажиллагаа ‘деятельность’; ял- ‘победить’, ялалт ‘победа’, ялагд- ‘быть побеждён­ным’, ялагдал ‘поражение’.

Именная основа — это форма именительного падежа (исключения — основы личных местоимений), к которой присоединяются суффиксы множественного числа, других падежей и притяжания (личного, безличного, возвратного), например ном ‘книга’, номууд ‘книги’, номуудаар ‘книгами’, номуудаараа ‘своими книгами’, номуудаар чинь ‘твоими книгами’. Последние располагаются после падежного суффикса. В монгольском языке 7 падежей (в калмыцком и монгольских диалектах ордосского типа имеется ещё соединительный падеж): именительный, родительный, винительный, дательно-местный, исходный и орудный; в старописьменном монгольском языке имеется ещё местный падеж на ‑а//‑э (только в именах с конечным согласным).

Глагольная основа — это повелительная форма ед. ч. 1‑го л., от которой образуются все прочие формы глагола: 8 повелительно-желательных, которые не могут применяться в вопросительных предложениях и могут сопровождаться только им присущими частицами отрицания-запрета «битгий» и «бу» (в калмыцком языке «бичә») — ‘не’, 4 изъявительные, 5 причастных и 12 деепричастных (3 сопут­ству­ю­щие и 9 обстоятельственных). В системах глагола 5 залогов (прямой, побудительный, страдательный, совместный и взаимный), суффиксы которых располагаются между первичной основой, формой прямого залога и любой другой спрягаемой формой глагола или любым словообразовательным суффиксом. В М. я. имеются единичные реликтовые формы эксклюзивного местоимения 1‑го л. мн. ч.

Синтаксические особенности: порядок слов SOV или OSV, подлежащее и определение соответ­ствен­но предшествуют сказуемому и опреде­ля­е­мо­му. При наличии количе­ствен­но­го определения опреде­ля­е­мое чаще всего остаётся в форме един­ствен­но­го числа. Из однородных членов предложения оформ­ле­ние получает последний из них (так называемое групповое склонение). Определение не согласу­ет­ся с определяемым ни в числе, ни в падеже. С начала 13 в. известно монгольское письмо. В 20—40‑х гг. 20 в. основные М. я. перешли на новые алфавиты на основе русской графики.

Об изучении М. я. см. Монголоведение.

Г. Д. Санжеев.