Лингвистический энциклопедический словарь

Фи́нно-уго́рские языки́ —

семья языков, входящая в состав более крупного генетического объединения языков, названных уральскими языками. До того как было доказано генетическое родство самодийских языков с финно-угорскими, семья Ф.‑у. я. считалась обособленной. Попытки установить генетическое родство Ф.‑у. я. с другими языками, например с юкагирским, дравидийскими, индоевропейскими и другими, успеха не имели, хотя некоторые учёные считают, что отдельные сходные черты системного характера указывают на существование ностратического праязыка (см. Нострати­че­ские языки), генетически объединяющего уральские (финно-угорские и самодийские), индо­евро­пей­ские, алтайские, дравидий­ские, юкагирский и другие языки.

Ф.‑у. я. распространены на территории, крайними границами которой являются бассейн Оби на востоке, северная часть Норвегии на севере, территория Венгрии на западе и северная часть Югославии на юге. Топонимика и гидронимика свидетельствуют о более обширных областях распро­стра­не­ния отдельных финно-угорских народов в прошлом: карелы жили на территориях, достигавших Северной Двины, куда доходили и отдельные поселения коми; следы поселений мордвы, отражённых в топонимике, есть в Горьковской, Пензенской и Рязанской областях; более обширной была территория, занимаемая обско-угорскими народами и саамами.

В результате исследований Э. Н. Сетяля, Й. Синнеи, Э. Беке, Д. Р. Фокоша-Фукса, М. Жираи, В. Штейница, Л. Кеттунена, Б. Коллиндера, Э. Итконена, Д. В. Бубриха, В. И. Лыткина и других были определены основные контуры фонетического и граммати­че­ско­го строя финно-угорского праязыка. В состав гласных первого слога входили фонемы: палатальные (переднерядные) a, e, ü, i, велярные (заднерядные) a, o, u. Возможно, что существовал и велярный гласный e̮. Среди перечисленных гласных среднего и верхнего подъема были долгие гласные ē, ī, ō, ū (предполо­жи­тель­но e̮). За пределами первого слога могли быть только краткие гласные — три нелабиализованных гласных: α, ä, е (возможно, также e̮). Существовала гармония гласных (см. Сингармонизм). Описан состав согласных: č̣, č′ (ć), δ, δ′, j, k, l, l′, m, n̥, ń, ŋ, p, r, s, ś, š, t, w. Звонкие согласные, а также δ и ŋ в начале слова не встречались. В финно-угроведении существует две теории о составе первоначальной системы гласных. По мнению Штейница, гласные разделялись на 2 группы: гласные полного образования — a, ɔ (открытое o̮), o, u, i̮, ä, e, i; редуцированные гласные — ŏ, ĕ, ö, предполо­жи­тель­но (ä). Учёные финской школы (Итконен), напротив, считают, что гласные финно-угорского праязыка были долгими и краткими. Прафинно-угорский вокализм был, по их мнению, тождествен прибалтийско-финскому вокализму.

В первоначальную систему падежей входили именительный (без особого окончания), родительный (‑n), винительный (‑m), местный (‑na, ‑nä), отложительный (‑ta, ‑tä), направи­тель­ный I (‑k), направи­тель­ный II (‑ń). Нет данных, которые подтверждали бы существование единого окончания абстрактного множественного числа. Возможно, что первоначально выражались только различные типы собира­тель­но­го множественного числа. Существовало также и двойственное число. Достаточно чётко были оформлены системы личных, указательных и вопросительных местоимений. Существовала развитая система притяжательных суффиксов. Глагол имел 3 времени — настоящее и два прошедших (прошед­шее на ‑j и прошед­шее на ‑ś). Особой формы будущего времени не было. Помимо повелительного существовало наклонение, близкое по значению к желательному (показатель ‑ne). Была развита система суффиксов многократного и мгновенного действия. Можно также предпо­ла­гать наличие особого показателя у каузативных глаголов.

Древний финно-угорский синтаксис был синтаксисом тюркского типа — отсутствие придаточных предложений и обилие деепричастных и причастных конструкций, а также наличие так называемых абсолютных деепричастных оборотов.

Генеалогически современные Ф.‑у. я. делятся на 5 ветвей, или групп: 1) прибалтийско-финская ветвь (финский, ижорский, карельский, вепсский, водский, эстонский, ливский языки); 2) волжская ветвь (мордовские языки — эрзянский и мокшанский языки и марийский язык); 3) пермская ветвь (коми-зырянский, коми-пермяцкий, удмуртский языки); 4) угорская ветвь (хантыйский, мансийский и венгерский языки); 5) саамский язык. Внутри некоторых ветвей существует деление на группы. Например, хантыйский и мансийский (вогульский) языки выделяются в обско-угорский (см. Обско-угорские языки). Некоторые Ф.‑у. я., например мерянский, муромский, мещерский, язык югры и печоры, уже не существуют. В трудах зарубежных финно-угроведов есть отклонения от приведённой классификации: коми-пермяц­кий, эрзянский, мокшанский, ижорский, карельский языки квали­фи­ци­ру­ют­ся как диалекты.

Степень близости между языками, входящими в одну группу, неодинакова. Саамский язык с его многочисленными диалектами тяготеет к прибалтийско-финским языкам, хотя и не включается в эту ветвь. Различие между языками волжской ветви довольно велико. Венгерский язык сильно отличается от родственных ему обско-угорских языков. Исключено понимание между говорящими на удмуртском языке и коми-языке. Некоторые диалекты хантыйского языка соотносятся между собой скорее как родственные языки, а не как диалекты.

Ф.‑у. я. обнаруживают много черт, свидетельствующих об общности их происхождения: общие пласты лексики, материальное родство словоизменительных и словообразовательных формативов, наличие притяжательных суффиксов, значительное количество суффиксов, выражающих многократность или мгновенность совершения действия, и т. д. Вместе с тем некоторые современные Ф.‑у. я. отличаются большим своеобразием. Народу с ярко выраженными агглютинирующими языками (пермские, мордовские языки, марийский), существуют языки с сильно развитыми элементами флексии, особенно саамский язык и в известной степени прибалтийско-финские, встречаются различные типы ударения — разноместное и на первом, последнем и предпоследнем слогах. Есть языки, отличающиеся богатством гласных и дифтонгов, например финский; в других языках много различных типов согласных и мало дифтонгов, например в пермских. Общее количество падежей колеблется от 3 (хантыйский язык) до 20 и более (венгерский язык). Типологически различны системы прошедших времен. В финском и эстонском языках система прошедших времён однотипна с системой прошедших времён в латышском языке (некоторые учёные неправомерно считают, что с соответствующей системой в германских языках), тогда как в марийском и пермских языках она напоминает татарскую и чувашскую систему. В мордовских языках развита сложная система наклонений, в других языках представлено главным образом условное наклонение. Отрицание при глаголе в ряде Ф.‑у. я. выражается формами специально отрицательного глагола, но есть языки, где отрицание при глаголе выражается отрицательными частицами (угорские и эстонский языки).

Большие различия наблюдаются в синтаксисе. В прибалтийско-финских, саамском, венгерском, мордовском и коми-зырянском языках сильно влияние индоевропейских языков — шведского, немецкого и русского, особенно в способах построения сложно­под­чи­нён­ных придаточных предло­же­ний, тогда как в обско-угорских и отчасти в удмуртском и марийском языках сохраняются некоторые архаичные черты, типологически сближающие синтаксис этих языков с синтаксисом тюркских языков.

Многие существенные различия между отдельными Ф.‑у. я. вызваны появлением инноваций, например многопадежность венгерского языка (в финно-угорском языке-основе такого количества падежей не было), бедность финского консонантизма (история языка показывает, что некогда консонантизм был значительно богаче). Некоторые различия Ф.‑у. я. объясняются влиянием других языков, например, перфект и плюсквамперфект в карельском и вепсском языках употребляются редко в результате контактов с русским языком. Некоторые грамматические особенности удмуртского и марийского языков объясняются воздействием чувашского и татарского. Иноязычное влияние заметно и в лексике Ф.‑у. я. В словарном составе пермских, марийского и мордовских языков много слов, заимствованных из русского языка. В финском и венгерском языках обнаруживается воздействие западноевропейских языков, в финно-угорских языках Поволжья — тюркских языков. Обнаружены также заимствования из древнеиранских, древнегерманских и балтийских языков.

Многие Ф.‑у. я. имеют письменность. Венгерский, финский и эстонский языки имеют много­ве­ко­вую письменную традицию и высокоразвитые литературные языки. Литературные языки есть также у мордвы, коми, удмуртов, коми-пермяков. Воссоздаётся письменность для многих ранее бесписьменных языков. Карелы используют в качестве литературного финский язык. Об изучении Ф.‑у. я. см. Финно-угроведение.

Б. А. Серебренников.