Лингвистический энциклопедический словарь

Герма́нские языки́ —

группа родственных языков западного ареала индоевропейской семьи (см. Индо­евро­пей­ские языки). Ареал современного распро­стра­не­ния германских языков включает территорию ряда стран Запад­ной Европы (Великобритания, ГДР, ФРГ, Австрия, Нидерланды, Бельгия, Швейцария, Люксембург, Швеция, Дания, Норвегия, Исландия), Северной Америки (США, Канада), юга Африки (ЮАР), Азии (Индия), Австралии, Новой Зеландии. Общее число говорящих около 550 млн. чел. Германские языки традиционно делятся на 3 подгруппы: северную (шведский, датский, норвежский, исландский, фарер­ский), западную (английский, немецкий, нидерландский, люксембургский, африкаанс, фриз­ский, идиш) и восточную (вымершие готский, бургундский, вандальский, гепидский, герульский).

Развитие германских языков от племенных диалектов до национальных литературных языков связано с многочисленными миграциями их носителей. Область перво­на­чаль­но­го расселения германских племён охватывала южную часть Скандинавского полуостро­ва, полуостров Ютландия и территорию Шлезвиг-Гольштейн. Германские диалекты древнейшей поры делились на 2 основные группы: скандинавскую (северную) и континентальную (южную). Во 2—1 вв. до н. э. часть племён из Скандинавии переселилась на южное побережье Балтийского моря, в низовья Вислы и Одера, и образовала восточногерманскую группу, противостоящую западногерманской (ранее южной) группе племён, обитавших между Эльбой и Рейном. С середины 2 в. до н. э., в эпоху «великого переселения народов», готы, принад­ле­жав­шие к восточногерманским племенам, продвигаются к югу, в причерноморские степи, откуда проникают на территорию Римской империи и затем через Галлию на Пиренейский полуостров. После падения остготского королевства в Италии (5—6 вв.) и вестготского королевства в Испании (5—8 вв.) носители готского языка смешались с местным населением. Внутри западногерманского ареала в 1 в. н. э. выделялись 3 группы племенных диалектов: ингвеонская (североморская), иствеонская (рейнско-везерская) и эрминонская (приэльбская). Переселение в 5—6 вв. части ингвеонских племён (англы, саксы, юты) на Британские острова предопределило обособленное развитие в дальнейшем древнеанглийского языка. На континенте иствеоны (франки) распро­стра­ни­лись на запад, в романизованную северную Галлию, где в конце 5 в. было образовано двуязычное государство Меровингов. Под властью франков в рамках государства Меровингов и Каролингов (5—9 вв.) произошло объединение западногерманских племён (франков, алеманнов, баюваров, турингов, хаттов), а также саксов, переселившихся в 4—5 вв. с побережья Северного моря в области Везера и Рейна, что создало предпосылки для позднейшего формирования древневерхненемецкого языка как языка немецкой народности. Эрминоны (алеманны, баювары) с 1 в. н. э. передвигаются из бассейна Эльбы на юг Германии и становятся в дальнейшем носителями южнонемецких диалектов. В основу нижненемецких диалектов лёг древнесаксонский, входивший изначально в ингвеонскую группу и испытавший впоследствии мощное влияние франкских диалектов. В результате взаимодействия франкских диалектов с фризскими и саксонскими в 9—11 вв. создаются условия для возникновения нидерландского языка. Группа скандинавских диалектов после их обособления в 5 в. от континентальной группы вследствие постепенной миграции их носителей на север и юг делится с 7 в. на восточную и западную подгруппы. На базе восточноскандинавских диалектов позднее образуются шведский и датский языки, на базе западноскандинавских — норвежский. Заселение в 9—10 вв. Исландии и Фарерских островов выходцами из Норвегии привело к становлению исландского и фарерского языков. Из новейших германских языков идиш сформировался в 10—14 вв. на основе верхненемецких диалектов с включением семитских и позднее славянских элементов, африкаанс возник в 17 в. в результате смешения нидерланд­ских диалектов с немецким, английским, французским языками, а также с некоторыми африканскими языками и с креольским малайско-португальским языком.

Отличительные особенности германских языков, выделяющие их среди других индо­евро­пей­ских: динамическое ударение на первом (корневом) слоге, редукция безударных слогов, ассимилятивное варьирование гласных, общегерманское передвижение согласных, широкое исполь­зо­ва­ние аблаута как фономорфологического средства, образование слабого претерита с помощью дентального суффикса, 2 склонения прилагательных: сильное и слабое.

Уже на древнейшем этапе развития германские языки наряду с признаками, объеди­няв­ши­ми те или иные группы языков, выделяются признаки, характерные для каждой из них в отдельности. Отражением былого гото-скандинавского языкового единства являются следу­ю­щие черты: гуттурализация (веляризация) общегерманских ‑u̯u̯- и ‑jj‑, образование форм 2‑го л. ед. ч. претерита с помощью перфектного окончания ‑t, наличие 4‑го класса слабых глаголов с суффиксом ‑na‑, образование причастий I женского рода с помощью суффикса ‑īn- и др. К специфическим новшествам готского языка после его обособления относят расширение кратких гласных i, u перед r, h, ƕ (так называемое готское преломление), сужение гласных среднего подъема e, o, сужение дифтонгов ai, au. Хотя генетическая общность западногерманской группы диалектов до сих пор подвергается сомнению, на их историческое единство указывают следующие явления: западногерманское удлинение согласных, переход общегерманского ð > d (древневерхненемецкое t), выпадение лабиального элемента в сочетаниях задне­языч­но­го с после­ду­ю­щим u̯ (w), образование особой формы склоняемого инфинитива, образование презенса глагола ‘быть’ путём контаминации индоевропейских корней *es- и *bhu‑, развитие новых сочинительных и подчинительных союзов и др. Особое место в западногерманской группе принадлежит ингвеонским диалектам, для которых характе­рен ряд специфических. признаков (так называемые ингвеонизмы): переход герман­ско­го ē1 > ǣ, сохранение гласных i, u перед m независимо от характера последующего гласного, выпадение носовых перед спирантами, ассибиляция k, g (замена взрывных аффрикатами с шипящим компонентом) перед гласными переднего ряда и j, метатеза r, общее окончание в глагольных формах 1—3‑го л. мн. ч., унификация форм имени­тель­но­го и вини­тель­но­го падежей в сильном склонении прилага­тель­ных мужского рода, формы личных местоимений без конечного ‑r и др.

Доказательством наличия контактов между западногерманскими и северными диалектами после ухода восточногерманских племён из Скандинавии служат общие инновации (1—5 вв. н. э.): расширение германского ē1 > ā > ǣ, чередование i ~ e, u ~ o, переход z в r (так называемый ротацизм), утрата редупликации в глаголах, дентальный суффикс претерита и др. После 5—6 вв. в общескандинавском имели место изменения, которые отделили его от западногерманской группы: исчезновение начального j и отпадение w перед губными, многочисленные ассимиляции согласных, возникновение восходящих дифтонгов, появление суффигированного определённого артикля, возвратно-пассивная форма глагола на ‑sk, ‑st. В 7—8 вв. происходит дифференциация древних скандинавских языков по ряду признаков на западные и восточные, в дальнейшем уступившая место их делению на континентальные (датский, шведский, норвежский) и островные (исландский, фарерский).

В современных германских языках общие тенденции развития проявляются в сходствах и различиях между ними. Исходная система общегерманского вокализма (i, u, e, a, ī, ū, ǣ, ō, eu, ai, au) подверглась значительной модификации в результате многочисленных перегласовок, преломлений и других фонетических процессов (напри­мер, «великий сдвиг гласных» в английском языке, изменения в наборе и распре­де­ле­нии долгих и кратких гласных в исландском, развитие дифтонгов в фарерском). Для германских языков характерна оппозиция кратких и долгих гласных, причём различия между некоторыми фонемами не только количественные, но и качественные (ср. англ. [i]—[i:], [ɔ]—[ɔ:]). Дифтонги представлены во всех языках, кроме шведского, количество и характер дифтонгов различаются по языкам (ср. 3 дифтонга в немецком с 26 дифтонгами и 6 трифтонгами в фризском). Редукция окончаний имела место во всех германских языках, кроме исландского, шведского, фарерского языков. В конце слов в большинстве языков отмечен редуцированный [ə], но в исландском конечные — [ə], [i], [j], в шведском — [a], [ə], [i], [u]. Чередование гласных, обусловленное исторически палатальной и велярной перегласовками, наиболее характерно для исландской и немецкой парадигматики, в других языках зафиксировано в отдельных словоформах. Аблаут широко распро­стра­нён во всех германских языках (кроме африкаанса) главным образом в глагольном словообразовании и словоизменении. Для консонантизма типична оппозиция глухих и звонких смычных (исключение — исландский, датский, фарерский языки, где все смычные коррелируют по придыхательности). Глухие смычные p, t, k в определённых позициях во всех германских языках, кроме нидерланд­ско­го и африкаанса, произносятся с придыханием. Для ряда языков характерно оглушение звонких согласных в исходе морфемы (отсутствует в английском, фризском, нидерланд­ском, шведском, норвежском языках). К специ­фи­че­ском особенностям фонетики отдельных германских языков относятся: альвеолярные согласные в англий­ском, какуминальные, или постальвеолярные, согласные в шведском, норвежском, назали­зо­ван­ные гласные и дифтонги в африкаансе и фризском, отсутствие смычного [g] в нидерландском и африкаансе, твёрдый приступ в немецком и нидерландском и др. Характерное для германских языков динамическое ударение в норвежском и шведском сочетается с музыкальным, обладающим смысло­раз­ли­чи­тель­ной функцией (ср. швед. ′axel ‘плечо’ — ′axel ‘ось’), в датском ему генетически соответствует так называемый толчок, резкое смыкание голосовых связок [ср. дат. anden (со смычкой) ‘утка’ — anden (без смычки) ‘другой’]. В отличие от большинства германских языков, где ударные слоги могут быть краткими и долгими, во всех скандинавских языках, кроме датского, ударные слоги всегда долгие (так называемое слоговое равновесие).

Для грамматического строя германских языков характерна тенденция к аналитизму, реали­зу­е­мая в отдельных языках с разной степенью полноты (ср. аналитические английский и африкаанс с флективными исландским и фарерским). Наиболее чётко она проявляется в именном склонении. Категория падежа в большинстве языков представлена оппозицией общего и родительного (притяжательного) падежей (в англий­ском, датском, шведском, норвежском, нидерландском, фризском), четырёхпадежная система сохрани­лась только в немецком, исландском, фарерском языках, а в африкаансе формальные показатели падежа отсутствуют. Падежные отношения выражаются в большинстве языков преимущественно порядком слов и предложными конструкциями. В парадигму склонения личных местоимений, где именительный падеж (общий​/​субъектный) противопоставлен косвенным (объектным) падежам, входит от 2 до 4 падежных форм: ср. субъектный-объектный в африкаансе, именительный, родительный, дательный, винительный падеж в исландском языке. Категория числа двучленная (единственное — множественное), но формально выражено только множественное число, причём наиболь­ший набор показателей отмечен в немецком и норвежском языках (5), наименьший — в английском (1). В скандинавских языках форма множественного числа существительных опреде­ля­ет также тип склонения. Трёхродовая классификация существительных (мужской, женский, средний) сохра­ни­лась в 5 из 11 германских языков (в немецком, норвежском, исландском, фарерском, идише), в шведском, датском, нидерландском, фризском представлены 2 рода — общий и средний, в английском и африкаансе категории рода нет. Определённый и неопределённый артикли имеются во всех германских языках, кроме исландского и фарерского, в которых неопределённый артикль отсутствует. Иннова­ци­ей скандинав­ских языков является препозитивный свободно стоящий определённый артикль и его вариант — суффигированный артикль. Свойственное германским языкам наличие двух типов склонения прилагательных — сильного, включающего местоименные окончания, и слабого, являющегося германской инновацией, сохрани­лось в немецком и скандинавском языках, тогда как в нидерландском языке и африкаансе оно представ­ле­но в виде сильной и слабой форм прилагательного.

Для системы спряжения германского глагола характерна классификация глаголов по способу образования претерита: сильные, или неправильные, глаголы образуют формы претерита с помощью аблаута, слабые, или правильные, используют дентальный суффикс, у претерито-презентных претерит образуется по типу слабых глаголов, а формы презенса восходят к формам претерита сильных глаголов. Система временны́х форм включает презенс, претерит, перфект, плюсквамперфект, будущее I и II, будущее в прошедшем I и II. Существенны различия по языкам как в инвентаре, так и в употреблении временны́х форм. Так, в исландском отсутствует форма будущего времени, в африкаансе — флективный претерит, только в английском имеются особые длительные временны́е формы. Наибольшее число временны́х форм представлено в английском (16), наименьшее — в датском и африкаансе (6), причём в последнем 5 из 6 форм являются аналитическими. Аналитические глагольные формы, состоящие из вспомогательных глаголов и неличных форм (инфинитив, причастие, супин), широко представлены в германских языках. Формы будущего времени образуются путём соединения вспомогательных глаголов с исконным модальным значением и инфинитива, формы перфекта — соединением вспомогательных глаголов с исконным значением «иметь» и «быть» и причастия II. Двучленная категория залога (актив-пассив) выражается оппозицией личных форм и конструкций с глаголами «быть» и «становиться» + причастие II (в английском языке только с глаголом «быть»). Особенность скандинавских языков — наличие наряду с аналитическими формами пассива флективных на ‑s, ‑st. Категория наклонения представлена трёхчленной оппозицией индикатив​/​императив​/​конъюнктив (кондиционалис), наиболь­шие различия по языкам отмечены в плане содержания и формального выражения конъюнктива, который в ряде языков имеет флективные и аналитические формы. Категория лица в системе глагола морфологически не выражена в шведском, норвежском, датском, африкаансе и идише и передаётся приглагольным личным местоимением. В других языках личные глагольные окончания сохрани­лись (наиболее полно в немецком и исландском, слабее в нидерландском, фарерском, английском и фризском языках). В германских языках нет грамматической категории вида, видовые значения выражаются оппозицией временных форм (претерит​/​перфект, длительные​/​недли­тель­ные формы), описательными конструкциями.

Для структуры простого предложения характерна тенденция к фиксации порядка слов, особенно глагола-сказуемого (ср. твёрдый порядок слов в английском, африкаансе, рамочная конструкция в немецком). Инверсия наблюдается при эмфазе, в вопросительном, побудительном и придаточных предложениях. Имеются определённые закономерности расположения слов в придаточных предложениях (особенно в бессоюзных условных).

В лексике германских языков слой ранних заимствований восходит к кельтским, латинскому, греческому языкам, позднейших — к латинскому, французскому. Исконно германскую основу лексики в наиболь­шей степени сохранил исландский язык, в котором почти нет заимствованных слов. Английский язык выделяется этимологической неодно­род­но­стью словарного состава, из трёх основных источников заимствования (скандинавский, латинский, французский) самым сильным оказалось воздействие французского языка. На скандинавские языки (кроме исландского) большое влияние оказал нижненемецкий (14—15 вв.).

Среди способов словообразования особое место принадлежит именному слово­сло­же­нию. Из аффиксальных способов для именного словопроизводства типична суффикса­ция, для глагольного — префикса­ция. Конверсия отмечена в ряде языков, но наиболее продуктивна в английском.

Историю развития германских языков условно принято делить на 3 периода: 1) древний (от возникновения письменности до 11 в.) — становление отдельных языков, 2) средний (12—15 вв.) — развитие письменности на германских языках и расширение их социальных функций; 3) новый (с 16 в. до настоящего времени) — формирование и нормализация национальных языков.

Формирование национальных литературных языков завершилось в Англии в 16—17 вв., в скандинавских странах в 16 в., в Германии в 18 в. В Норвегии существуют 2 формы литературного языка: риксмол (с 1929 букмол) и лансмол (с 1929 нюнорск). Распространение английского языка за пределы Англии привело к созданию его литературных вариантов в США, Канаде, Австралии. Немецкий язык в Австрии представлен его австрийским вариантом, в Швейцарии — двумя формами — швейцар­ски­ми диалектами (Schwyzertütsch) и литера­тур­ным языком. В Люксембурге получил статус национального языка (1984) люксембургский язык, который сформиро­вал­ся на основе западномозельско-франкского диалекта немецкого языка.

Древнейшие памятники германской письменности выполнены рунами — старшими (8—9 вв.), младшими в двух вариантах, шведско-норвежском и датском (9—12 вв.), пунктированными (11—13 вв.) — и готским алфавитом (4 в.). Латинское письмо появляется вместе с введением христианства в Англии с 7 в., Германии с 8 в., в скандинавских странах с конца 11 в. (Исландия, Норвегия) и с 13 в. (Швеция, Дания). Используются англо-саксонский и каролингский минускулы с добавлением ряда знаков для передачи звуков, отсут­ство­вав­ших в латинском языке.

Об изучении германских языков см. в статье Германистика.

И. А. Сизова.